Рубрики
Страны и регионы

Мародерство в Кыргызстане – феномен безнаказанности?

9 мая 2010 - Администратор

Политические процессы в Кыргызстане свидетельствуют о том, что политический радикализм был и остается их неотъемлемым компонентом, существенно влияющим на характер и динамику развития общества. Радикализм проявляется на уровне социальных слоев, элиты и контрэлиты, властвующих и оппозиционных групп, обуслаливая осевую линию политического поведения как политических лидеров, так и простых граждан. Последние события, произошедшие в Кыргызстане, мародерство, массовые захваты земельных участков, беспорядки в селе Маевка актуализируют задачу нейтрализации последствий проявлений крайностей радикализма, ограничения его воздействия на политическую жизнь.

В переломные исторические периоды, когда наше государство, не успев встать на путь государственных реформ, когда трансформируются основы жизнеустройства граждан страны, идеалы, ценностные установки, особенно необходимо взвешенное отношение к этому феномену.
Политический радикализм представляет собой социокультурный феномен, обусловленный особенностями исторического, религиозного развития страны, проявляющийся в ценностных ориентациях, устойчивых формах политического поведения субъектов, нацеленных на оппозиционность, изменения, тотальный, быстрый темп перемен, примат силовых методов в реализации политических целей .
При этом не следует забывать, что радикализм особенно в условиях общественных потрясений может приводить к крупномасштабным последствиям. Иной раз, попытка подтолкнуть прогресс, дергать росток, чтоб быстрее рос – все это может привести к разрушению культуры, ценностей, в том числе и самого государства, которое развивается эволюционно.

Но для радикала эволюционный путь развития, решение сложных актуальных задач противоречит самой основе его мировоззрения – простоте решения. Разрушение без созидания, к которому склонны радикалы – это воспроизводство более примитивных общественных форм. Призывы к расколу страны на север и юг, расхищение и разграбление государственного и частного имущества, поджоги магазинов, государственных учреждений ярко показывают то, как радикализм может привести к самым негативным последствиям. Понятно, что все это дестабилизирует политический процесс в Кыргызстане, стимулирует перерастание латентных противоречий в стадию их силового, нередко вооруженного разрешения, угрожает безопасности страны, ухудшает межгосударственные отношения, ведет к снижению и без того невысокого международного престижа молодого государства.

Так, сразу же после начала беспорядков 6-7 апреля и низложения президента К.С. Бакиева границу с Кыргызстаном закрыли Казахстан и Узбекистан, что привело помимо других последствий к экономическим убыткам для наших граждан. 20 апреля 2010 г. Президент России Дмитрий Медведев заявил, что «временному правительству необходимо возродить государство и добиться стабильности». А Президент Узбекистана Ислам Каримов призвал российскую прессу более сбалансировано писать о событиях в Киргизии и не оценивать весь регион по ситуации в этой стране . Все это говорит о необходимости скорейшей стабилизации ситуации в стране, а также о необходимости очищения страны от деструктивных элементов в обществе.

Временное правительство в первую очередь должно принять меры для эффективной защиты личности, общества от радикалистов, экстремистов, мародеров и других деструктивных элементов. Необходима разработка соответствующего законодательства, своевременное реагирование на предусмотренное уголовным законом деяние, а также, что немаловажно, следует придавать широкой огласке судебный приговор и наказание за подобные злодеяния. Так после фактов мародерства в 2005 году, в СМИ не была представлена полная информация о наказании виновных за беспорядки, не была развернута система правовой, психологической, информационной, идеологической профилактики подобной противозаконной активности. Грубо говоря, виновные не понесли наказание за содеянное, что привело к повтору разгромов и мародерства в 2010 году.

Подобные конфликты в Кыргызстане подходят под классификацию американского политолога А. Рапопорта, который делит их по способам проявления на три группы: сражение, игра и дебаты. Игра не свойственна мародерам и самозахватчикам, так как в них участники принимают правила игры и рационально просчитывают свои ходы. Дебаты – это еще более высокий уровень поведения в конфликте, где необходимо уметь анализировать правила игры и находить компромисс. Зато в стране массово возникают «сражения», целью которых является причинение наибольшего вреда своему сопернику, причем этот императив настолько силен, что участник конфликта уже не останавливается ни перед каким ущербом, лишь бы принести вред.

Само слово «мародер» появилось во время тридцатилетней общеевропейской войны (1618-1648), в которую оказалось втянуто большинство народов и государств, расположенных от габсбургской Испании на западе, до Московского государства на востоке. Те, кто рисковал жизнью в бою, должны были получить материальную и моральную компенсацию, мародерство считалось легальным долгое время. В средние века полководцы давали несколько дней на разграбление захваченных городов. Уже тогда заметили, что армия, зараженная мародерством, воевать не способна, вследствие падения дисциплины, процветания пьянства и разврата, воцарения этики уголовного мира .

Толковый словарь русского языка С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведова 1996 г. толкует понятие «мародер» как - грабитель, разоряющий население в местах военных действий, снимающий вещи с убитых и раненых на поле сражения, занимающийся грабежом в местах катастроф. Однако каким образом, можно понять и оправдать мародеров в Кыргызстане, которые грабят собственное государство и собственный народ?!

Преступление мародерство во многих странах мира карается либо длительными сроками заключения, либо смертной казнью. Наказание за мародерство закрепляют во Франции - Кодекс военной юстиции, в Великобритании - Закон об Армии. В США Единый кодекс военной юстиции (ст.99 ЕКВЮ) предусматривает смертную казнь или пожизненное заключение за мародерство в боевой обстановке. На Западе эта проблема не замалчивается и не воспринимается спокойно, правоохранительные органы борются с мародерами, приняты законы, ведется статистическая отчетность. В течение нескольких дней после терактов в США 11 сентября 2001 года за мародерство на развалинах Всемирного торгового центра арестовали 130 человек.

Следует согласиться с мнением Игоря Трунова, который считает, что квалификация уголовной статьи мародерство должна охватывать не только боевую обстановку и военных, но и использование иными лицами для совершения преступления в условиях общественного бедствия, катастроф, терактов, а в нашем случае и в условиях временного бездействия либо низложения политической власти. Именно безнаказанность формирует в Кыргызстане толпы мародеров, бороться с которыми уже крайне сложно.

Если в ближайшее время временное правительство не примет строгих, а может даже жестоких мер в отношении лиц, нарушающих правопорядок и спокойствие в стране, то к феномену мародерства может быть подвешен ярлык безнаказанности, что приведет к увеличению фактов грабежей и других противоправных действий.

З.Мураталиева,
easttime.ru

Рейтинг: 0 Голосов: 0 200 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

МСОО
Организации