Рубрики
Страны и регионы

Есть много способов, как тратить умнее

19 января 2012 - Администратор

 

Завтра в Латвию прибудет генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен. Рига будет завершающим пунктом его трехдневного визита в страны Балтии. Расмуссен встретится с высокопоставленными должностными лицами государства, примет участие в церемонии возложения цветов в память о защитниках баррикад 1991 года, подпишет меморандум о взаимопонимании между Латвийской Республикой и НАТО о кибернетической безопасности и примет участие в дискуссии с молодыми лидерами об умной обороне и общих вызовах для безопасности. Перед визитом в Ригу генеральный секретарь НАТО дал интервью корреспонденту Latvijas Avize и Латвийского радио в Брюсселе Ине Страздине.

 

- С какими самыми большими вызовами сталкивается НАТО в настоящее время?

 

- Главная миссия НАТО остается неизменной – защищать свободу и безопасность наших союзников. Это не изменилось и не изменится. Однако, разумеется, среда безопасности, в которой мы живем, постоянно меняется. Например, десять лет назад кибернетическая безопасность была для нас вопросом, который решали ученые и авторы научной фантастики, теперь это часть нашей повседневной жизни. Таким образом, главный вызов, с которым сталкивается сейчас НАТО, - это убедиться, что мы способны справиться с нынешними угрозами и с теми, которые могут возникнуть в будущем.

 

- Не станет ли НАТО слабее из-за экономического и финансового кризиса, который сейчас охватил мир, и не столкнется ли в будущем с еще большими угрозами?

 

- Конечно, 2011 год был периодом серьезных финансовых волнений. Но это был также один из наиболее загруженных годов для альянса. Мы предприняли значительные шаги вперед в Афганистане. Мы присутствовали, когда это продолжилось в Косово. У нас была очень важная роль в международной борьбе против пиратства. И мы выполнили очень эффективную и очень успешную операцию, чтобы защитить людей в Ливии.

 

Будьте уверены: НАТО очень сильно. Вызов – убедиться, что НАТО таким и останется. В то время, когда у многих государств болезненные урезания бюджета, мы все должны научиться, как делать больше меньшими средствами – тратить лучше, если мы не можем тратить больше.

 

Хорошие новости в том, что есть много способов, как тратить умнее. Преобразовав наши военные структуры так, чтобы они были намного полноценнее и эффективнее, ведя поиск инноваций, находя новые подходы к нынешним проблемам, сотрудничая в международных проектах так, чтобы все вместе было намного ценнее, чем отдельные части. Все это я называю умной обороной, и моя цель сделать это лейтмотивом саммита НАТО в Чикаго.

 

Здесь, в странах Балтии, есть хорошие примеры: ваше взаимное сотрудничество, а также сотрудничество со скандинавскими соседями, ваши инновации в сфере логистики, кибербезопасности, энергетики, преобразование ваших оборонных структур. Литва, Латвия и Эстония – пример того, как даже при самом тяжелом кризисе сохранить ответственное отношение к безопасности. Это урок, от которого выигрывает все НАТО.

 

- Оборонный бюджет Латвии в этом году составляет только около одного процента от ВВП. Однако, как ранее высказалось Министерство обороны, опасения вызывают планы бюджета на 2013 и 2014 годы. Где та граница, когда государство своим ничтожным финансированием на оборону ставит под угрозу не только свою безопасность, но и членство в альянсе, и видите ли вы это в случае Латвии?

 

- Конечно, при нынешнем экономическом климате правительствам нужно делать глубокие урезания бюджета, и оборона не может быть исключением. Однако, когда государства не могут тратить больше, им надо тратить лучше - это значит, тратить так, чтобы был максимальный эффект. В особенности это относится к маленьким и средним государствам. Один ценно израсходованный евро, доллар или лат может иметь большее влияние, чем два, которые растрачены на не скоординированные проекты. Конечно, можно также тратить больше: например, я рад, что могу добавить – ваш сосед Эстония достигла цели 2% на оборонный бюджет.

 

Таким образом, каждое государство должно смотреть, как оно тратит и сколько. Надо найти способ, как определить приоритеты, специализироваться и сотрудничать, чтобы тот же объем финансирования имел больший эффект. Это касается нас всех, и об этом мы углубленно будем говорить на пути к саммиту в Чикаго.

 

- На саммите в Чикаго в мае предстоит решить, продолжать ли патрулирование воздушного пространства Балтии. Будет ли принято такое решение, каким будет результат, и что вы лично предложите?

 

- Наше воздушное патрулирование стран Балтии является обоюдной выгодой - модель солидарности, безопасности и мудрой обороны. Солидарность – потому, что это очевидный пример обязательств НАТО. Безопасность – потому, что это делает более безопасными не только страны Балтии, но и всю эту часть Европы. Мудрая оборона – потому, что это позволяет вам концентрироваться на других возможностях, от которых выигрывает весь альянс.

 

В НАТО большая поддержка продолжению этой миссии и после 2014 года, то же самое в странах Балтии. Я с признательностью оцениваю их желание увеличить свою поддержку этой миссии. Мы сейчас обсуждаем, как именно это сделать, и у меня нет сомнений, что мы найдем решение до саммита.

 

- Говоря о воздушном патрулировании. Самолетам НАТО не так давно пришлось подниматься в воздух с базы в Шауляе, в Литве, для сопровождения российских самолетов, которые осуществляют учебные полеты у границ с Балтией. Знающие люди говорят, что эти полеты с российской стороны становятся все чаще, и состав самолетов зачастую совсем не дружественный. Как вы оцениваете эту ситуацию?

 

- Если можно так сказать, теперь воздушное пространство стран Балтии не пустует. НАТО сохраняет воздушное патрулирование именно для того, чтобы защитить безопасность и интегрированность воздушного пространства. Это одна из наших главных обязанностей, и мы воспринимаем ее очень серьезно. Это включает в себя задачу сохранять боевые самолеты НАТО в высокой готовности, чтобы можно было молниеносно реагировать в целях контроля воздушного пространства НАТО. Это наши пилоты делают, мы продолжим это, когда будет необходимо. Таким образом, наши самолеты уже там. Они делают свою работу. Они делают ее эффективно, и здесь очень большая поддержка тому, чтобы эта работа продолжалась.

 

- В отношениях НАТО и России сейчас решающий пункт – создание системы противоракетной обороны против угроз со стороны Ирана и Северной Кореи. НАТО хочет видеть это как две разные системы, а Россия хочет полностью интегрироваться. Узнав, что этого не произойдет, Россия обещала вооружаться, считая, что развертывание этой системы в Европе является угрозой для ее безопасности. Это возвращает Россию и НАТО чуть ли не в ситуацию холодной войны. Какое решение вы видите?

 

- Это действительно очень чувствительный вопрос. И министры иностранных дел НАТО и России об этом очень пространно дискутировали на встрече в декабре в Брюсселе. Это была очень важная встреча, потому что было подчеркнуто, что Россия и НАТО прогрессируют по целому ряду сфер практического сотрудничества, и что мы все остаемся верными диалогу по системе противоракетной обороны. Это правда, что мы еще не договорились, но мы все хотим найти решение, потому что понимаем, что решение по этому поросу станет большим приобретением для совместных отношений.

 

НАТО неустанно подчеркивало, что планируемая нами противоракетная система имеет только оборонную функцию, и она не подорвет позиции стратегической безопасности России. Это наша абсолютно ясная и недвусмысленная позиция. И НАТО в целом, и отдельные страны-участницы предложили ряд идей, таких, например, как инспекции объектов безопасности или создание совместного центра по обмену и анализу информации, что улучшило бы взаимное доверие и прозрачность. Я надеюсь, что наши российские партнеры примут эти предложения.

 

Не все заявления лидеров России до сих пор помогали решать эту проблему. Мы стараемся создать доверие. Это требует внимательной риторики и внимательной дипломатии. Однако ясно, что мы все полны решимости участвовать в диалоге, и что это самая лучшая основа для решения

 

- Вы всегда подчеркивали, что Россия не враг НАТО, и что альянс будет формировать деловые партнерские отношения. Удается ли это?

 

- Мы достигли поворотного пункта в ноябре 2010 года на саммите НАТО в Лиссабоне, когда НАТО и Россия договорились о том, что у нас общая цель создать подлинное стратегическое партнерство. В течение следующих 14 месяцев мы добились реального прогресса во многих сферах, таких, как поддержка стабилизации в Афганистане, борьба против нелегального потока наркотиков через Среднюю Азию и Европу и борьба против терроризма и пиратства. На совещании в декабре мы договорились разработать план на 2012 год, что еще важнее.

 

Таким образом, наши партнерские отношения эффективны и они расширяются. У нас нет единого мнения по всем вопросам, например, о территориальной целостности и суверенитете Грузии. Но основная линия такова, что выигрываем мы все, если НАТО и Россия в своих отношениях смогут создать больше доверия, прозрачности.

 

- Вы перед Новым годом побывали с визитом в Грузии, и для грузин это действительно было большое событие. Это государство, в котором огромная поддержка НАТО, в особенности потому, что в 40 километрах от столицы находятся, как говорят грузины, враждебные силы. Грузины согласны, что НАТО пока не может обещать ничего больше, кроме открытых дверей, но считают, что большое давление оказывает Россия. Между прочим, посол России в НАТО Дмитрий Рогозин это публично признал. Согласны ли вы, что Россия заставляет НАТО дважды подумать, говоря о вступлении Грузии в альянс?

 

- В НАТО решения принимают страны-участницы и никто другой. Принятое на саммите в Бухаресте в 2008 году решение таково, что Грузия станет членом НАТО. Это решение в силе, и министры иностранных дел НАТО в декабре прошлого года еще раз подтвердили решимость интегрировать в евроатлантическую семью тех партеров, которые претендуют на это, в том числе Грузию.

 

Грузия добилась прогресса во многих реформах, и у нее важная роль в наших операциях в Афганистане, но есть еще и работа, которую предстоит выполнить. Я с надеждами смотрю на это, и НАТО продолжит помогать Грузии в этом процессе.

 

- Операция НАТО в Ливии длилась примерно полгода и считается удачной. Иначе с операцией в Афганистане, которая длится уже несколько лет, и ее исход оценивается противоречиво. В Афганистане служат также около 200 латвийских солдат. Когда вы призываете государства сохранять войска в Афганистане, насколько вы внутренне уверены, что этот призыв правильный, потому что многим солдатам, которые направляются туда, в Афганистан, это стоит жизни.

 

- Мы в Афганистане, не потому, что там хорошо. Мы там, потому что важно не допустить, чтобы Афганистан снова стал надежным убежищем для террористов. Однажды международное сообщество отвернуло взор от процветания боевиков в Афганистане, и результатом стали атаки 11 сентября в США. Мы эту ошибку не повторим.

 

Наша миссия называется "Международные силы по поддержке", и это действительно так, и такова работа - поддерживать учреждения власти в Афганистане, потому что они перенимают ответственность за безопасность в своей стране. У Латвии в этой миссии важная роль - ваши солдаты помогают стабилизировать государство, и ваше транспортное соединение является фундаментом нашего маршрута поставок с севера.

 

Афганские силы взяли ответственность за безопасность половины всего общества. Они уже проводят приблизительно половину всех военных операций в стране. И у нас аналогичная цель, как у президента Карзаи, - в 2014 году афганцы полностью возьмут на себя ответственность за безопасность во всей стране.

 

Таким образом, в течение следующих трех лет наша миссия будет развиваться с еще большим акцентом на обучение и поддержку. Это настоящее дело для блага в Афганистане. Это настоящее дело для нашей собственной безопасности. Это настоящее для наших молодых мужчин и женщин, чтобы сделать мир безопаснее для всех нас.

 

Ина Страздиня (Ina Strazdina), "Latvijas Avize", Латвия, ИноСМИ

Рейтинг: 0 Голосов: 0 118 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

МСОО
Организации