Рубрики
Страны и регионы

Личное мнение: оценка уходящего года и прогнозы на 2011 год

10 января 2011 - Администратор

Мы попросили ряд учёных, политических и общественных деятелей дать оценку уходящего года и высказать мнение о грядущем, 2011 -м. Люди согласились. Про себя надеемся, что худшее из сказанного ими не оправдается и вас, уважаемые читатели, никоим образом не коснется. С наступающим вас Новым годом!


Витольд ЗАХАРС, профессор Даугавпилсского университета : 2011 год станет годом консолидации


Для страны 2010 год был весьма позитивным. Сообразно той экономической, политической, социальной ситуации, в которой мы находимся. Почему я смотрю на это оптимистичнее многих? Во–первых, Латвия вышла из того критического состояния, в котором оказалась в начале 2010 года. Начал расти вал, сокращается безработица. Правительственные установки, исходя из его декларации, из составленного бюджета, в целом ориентированы на стабильное развитие нашего государства. Это мое субъективное мнение.

А следующий, 2011 год, я считаю, будет годом консолидации политических сил, годом консолидации общества. Многие тупиковые вопросы разрешатся как бы сами собой. Я думаю, многое снимется с повестки дня после визита нашего президента в Москву.


Климат сотрудничества должен изменится к лучшему и в отношениях между странами, и в латвийском обществе. Мне не нравится радикальный национализм. И я считаю, что его карта в Латвии уже бита. В данное время она бита. Хотя бы тем, что в Латвии появились достаточно здравомыслящие силы и личности. Я надеюсь, что эти прагматичные люди все–таки возьмут верх над узколобыми, оголтелыми националистами. Это мое убеждение.


Кроме того, люди ждут, во–первых, хорошего экономического толчка, который Латвия упустила. Но вряд ли этот экономический толчок возможен без консолидации общества. Его, по–моему, ждут не только здравомыслящие слои латвийского общества, которым надоела эта возня, ее ждет и остальной мир. Поскольку это его единственная возможность измениться в лучшую сторону. Так что — я смотрю на будущий год позитивно и с надеждой.



Александр ГАПОНЕНКО, доктор экономики, профессор Балтийской международной академии:
рост не наступил

Экономическое лицо 2010 год— продолжение падения производства и рост безработицы. Наверное, в 2010 году падение объема внутреннего валового продукта составит минус два процента. Правительство хвалилось, что показатели третьего квартала были неплохими, но это временное явление, связанное с конъюнктурным скачком на мировом рынке. Таких счастливых моментов в нашей жизни уже не будет, и мы выйдем с отрицательным ростом. Экономический итог этого года — кризис прекратился, но рост не наступил.


В следующем году правительство планирует большое счастье — 3,5% роста ВВП. Думаю, что этого не случится. Поскольку очень плоха ситуация в Европе. Особенно в еврозоне, которая находится на грани раскола. Наверное, в таком подвешенном состоянии мы будем находиться года два.


Что сделало правительство на фоне вот таких экономических изменений? Ничего! Политика правительства была — ждать, пока улучшится мировая конъюнктура. Правительство не набрало тех денег, которых хотело. Вышло так, что производство упало на 2%, а доходы бюджета на 5,5%. Влияние правительства на экономику было негативное.


На момент публикации этого мнения сформированный бюджет 2011 года будет принят в окончательном чтении. В нем продолжена та же линия на увеличение налогов и на сокращение расходов на социальные нужды. Это приведет к тому, что экономика будет испытывать негативное государственное давление. И предприниматели, и население пострадают. Этот фактор будет препятствовать экономическому росту.То есть — влияние правительства на экономику не перестанет быть отрицательным. Мы предложили правительству свой вариант бюджета. Оно, как я смотрю, этого варианта испугалось. Домбровский и министр финансов заявили, что альтернативный проект бюджета не соответствует главным целям правительства — внедрению евро, уменьшению дефицита. Поэтому оно его отвергает на корню.


Хотя — самое главное, чего мы хотели добиться предложенными нами инструментами, — дать чуть–чуть подышать предпринимателям, позволить им немножко раскрутиться, не повышая для них налоги. Хотели сохранить доходы малообеспеченным слоям населения, чтобы они продолжали покупать латвийские товары и это бы стимулировало экономику. Эти меры правительство не приняло. Зато своим проектом бюджета оно дало ясный сигнал — на 50 миллионов латов вырастут расходы на государственное управление.
 

Из них — почти 8 миллионов — заработная плата чиновников. Не учителей, не врачей, а чиновников. Я анализировал в этой связи ведомственные материалы. Затраты на заработную плату госаппарата в начале 2010 года чуть сократились, а потом с мая месяца начали расти и к октябрю месяцу, по которому были последние результаты, доходы чиновников практически вышли на уровень 2008 года. Для них это был год самых больших доходов. Значит, смысл бюджета, который приняло правительство, — поддержать слой чиновников для того, чтобы сохранить свою социальную базу.


Что же позволило Валдису Домбровскису в таких условиях сохранить свою власть? Это уникальное явление. Потому что по всему миру кризис "сбрасывает" правительства. Европа дала деньги в долг в 2008, в 2009 и в 2010 году. Этими деньгами Домбровскис затыкал дыры в бюджете, не сокращал его в таких объемах, как того требовала экономика. Те, кто пользовался благами этого бюджета, сказали: "А зачем нам от хорошего искать лучшего? Давайте, оставим все, как было".


Но — больше у Европы денег нет. У Европы у самой большие проблемы. В наиболее острой ситуации находятся Ирландия, Испания, Португалия, Греция. У них больше, чем у Латвии, и дефицит, и государственный долг. Это грозит обрушить евро как общую валюту. Так что я считаю совершенно необоснованным то, что Латвия ставит цель — во что бы то ни стало прийти в еврозону в 2013 году.
 

Это потребует затягивания поясов, и это не следует из внутренних потребностей латвийского общества. А я твердо уверен, что наши потребности — людей нужно обеспечить работой, надо для этого привлечь капиталовложения, надо оживить предпринимательство, надо, в конце концов, сберегать население, которое вымирает бешеными темпами и уезжает за границу, не собираясь возвращаться…


Вот в этом отличие целей нашего альтернативного бюджета от того, что предложило правительство. Это отличие не только в цифрах, это отличие по стратегическому направлению развития общества.


Мой прогноз, что к весне правительство В.Домбровскиса должно пасть. К этому времени придется пересматривать бюджет и снова повышать налоги, делать новые урезания расходов на социальные нужды. Основная часть населения этого ухудшения материального положения выдержать принципиально не сможет. Возможностей расширения эмиграции больше нет, денег Европа не даст. Так что придется разбираться, кто виноват. Скорее всего, спусковым крючком к проявлению недовольства населения будет выдвижение правящей коалицией на пост президента человека, который ничего не сможет изменить. Ведь пока названы имена именно такого рода кандидатов в президенты.

Владимир СОКОЛОВ,сопредседательобщественной организации "Союз граждан и неграждан Латвии": самое главное- стабильность

Как ни странно, я ожидал, что этот год будет хуже. А прошел он более–менее нормально. Журналисты, как всегда, нагнетали обстановку… Пугали нас. Но, с точки зрения обывателя, 2010 год все–таки прошел достаточно неплохо. Ничего такого страшного не произошло. Несмотря на жесткие условия этого года, мы пережили его бодро. В том числе из–за хорошего взаимопонимания людей на бытовом уровне. Несмотря на внутреннее и внешнее давление. Это уже радует. Самое главное в жизни — стабильность.


В этом немалая заслуга и нашего премьер–министра, который впервые, как ни странно, показал, что есть трудолюбивые, честные и бережливые политики. До этого фактически никто такой образ не создавал. А Домбровскис, с моей точки зрения, создал.


От следующего года я, кончено, жду как можно лучшего. И вроде бы ожидания людей, даже в печати, направлены на то, что 2011 год не должен быть хуже этого. Кроме того, мне нравится, что в Латвии, судя по выступлениям интеллигентов, общественных деятелей и даже бывших президентов, тренд на ассимиляцию, на этнический национализм уходит. Значит, все–таки должна появиться знаменитая латвийская нация. И я думаю, что следующий год будет в этом вопросе переломный. Мы осознаем, что всем вместе нам лучше получится создавать экономику, благополучие, будущее, возвращать уехавших,…

Владимир ЛИНДЕРМАН, лидер партии "Движение 13 января":только поворот руля


Год действительно был, к сожалению, стабильным. Я позитивную магию этого слова не понимаю. Я считаю, что у него негативная магия. То есть — 80% жителей Латвии ничего от этого понятия не выиграли. Нужны изменения, а не стабильность. Практических же изменений не произошло. Да, настроения в обществе изменились, но политически руль повернут не был. Целью правящей элиты по–прежнему является создание, как угодно, однородного, этнического, мононационального государства.


Я не отрицаю важность сохранения латышского языка, для меня нормально, что латышский — единственный государственный, но я считаю, что целью должно стать создание "шикарного государства". Якобы Берия кому–то сказал: "Что ты мне крутишь голову — марксизм–ленинизм. Наша цель — создать шикарное государство".А бытовые отношения в Латвии всегда, за редкими исключениями, были нормальными. Не надо говорить, что произошел какой–то прорыв. Со стороны же политики я наметок к изменению не вижу.


Никто вопрос о переустройстве миропорядка, который держит во главе угла жажду наживы, не ставит. Но это иллюзия, что человеческая жадность — двигатель прогресса. Иллюзия, которую создают СМИ. Это надо преодолеть. А Латвия, как ни странно, при своей малости оказалась в фокусе. Я подозреваю, что Домбровскиса готовят на присуждение какой–то премии. Недаром в любой посвященной экономике Латвии статье западных СМИ она преподносится примером, как надо себя вести в условиях бури. Не бунтовать. Домбровскису завтра точно дадут какую–нибудь медаль. За образцовое поведение.


Межнациональная напряженность? Это для Латвии может быть сильное слово. Но межнациональное недоверие дает власти возможность очень легко удерживать миропорядок, который оставляет за бортом огромное количество людей. Я, конечно, сочувствую пенсионерам и бедным. Но больше всего я сочувствую талантливым молодым людям, которым закрывается путь. Из низов сегодня при таком порядке пробиться нельзя. Только через теплицы в Ирландии. Но — со стороны правящей элиты я не вижу никаких эмоций по поводу этого. То, что молодежь уезжает, не вызывает у власти никаких переживаний. И действий никаких. Зато — вот Кравцов не знает латышский язык. Ух, ух, ух!.. Плохо, что он не знает, но зачем такой УХ!? Энергия уходит в этот вот этнический национализм. Потому ситуацию может исправить только поворот руля.


С политической точки зрения в будущем году передо мной и не только передо мной стоит проблема — что делать оппозиции, не построенной по типу корпорации на мощной финансовой основе? Оппозиции, которая ставила бы вопрос о переустройстве общества. Как надо действовать? Возник кризис методов. Методы, которые были внесены мною в политическую жизнь Латвии — нацбольские акции, башня Петра, цветы, — на сегодня себя изжили. Массовые беспорядки? 13 января пыль как поднялась, так и осела. Митинги, пикеты, демонстрации не вызывают у людей никаких позитивных эмоций, пока не собирают сто тысяч. А сто тысяч никто не собирает. Кризис методов. Это сложная проблема и мне ее в будущем году надо решать.
Режим ужесточится


Виктор ГУЩИН, координатор Совета общественных организаций Латвии


Говоря об итогах 2010 года, можно, конечно, сосредоточиться на рассказе об успехах в жизни российских соотечественников Латвии. Рассказать о том, как организованно и массово, с охватом практически всех городов Латвии, мы отпраздновали 65–ю годовщину Великой Победы над нацизмом. О том, как с хорошим результатом для развития своей деятельности мы провели 26 июня 3–ю конференцию организаций российских соотечественников.О том, что на конференции было принято решение начать информационную кампанию в поддержку требования незамедлительно ликвидировать институт неграждан и обеспечить проведение первых после 1991 года всеобщих выборов в местные органы власти, национальный парламент и Европейский парламент.


Но мне кажется, что намного важнее отметить тот политический фон, который сопровождал деятельность организаций российских соотечественников в уходящем году. А фон был в целом, увы, крайне неблагоприятным. Причем не только для российских соотечественников, но и для всей страны. В 2010 году пошли в рост недемократические, ультранационалистические политические
силы.


 Националистические СМИ продолжали активно эксплуатировать русофобскую риторику. 9–й Сейм шаг за шагом ужесточал законодательство, адресованное национальным меньшинствам. И одновременно принимал решения в области социальной политики, направленные против всего народа Латвии. Результаты выборов 10–го Сейма и последующего формирования правительства также показали, что Латвия все больше разворачивается вправо, в сторону от демократии. Европа, увы, движется в том же направлении.

 

Я сознательно не использую тут слова "ожидания" от 2011 года или "надежды" на 2011 год. Потому что, как мне представляется, в 2011 году тенденции, проявившиеся в 2010 году и ранее, будут только усиливаться. Во–первых, социальная ситуация в Латвии будет становиться все хуже и хуже.


Соответственно, ни о каком улучшении демографии в стране не может быть и речи. По–прежнему тысячи людей будут искать спасения от нищеты на Западе. На этом фоне вполне возможен социальный бунт. Скорее всего, мы станем свидетелями дальнейшего ужесточения режима, т. е. усиления его этнократической основы. Как результат, будет нарастать напряженность в отношениях латышской и нелатышской общин.


В какую–то демократизацию режима, в то, что правящие, наконец, повернутся лицом к народу или озаботятся соблюдением принципов демократии в жизни страны, я не верю. Очень многое могло бы измениться, если бы Россия в своих отношениях с ЕС четко придерживалась оценки ПАСЕ от 8 ноября 2002 года о том, что в Латвии из–за существования института неграждан сформировался долговременный дефицит демократии. Но Россия проводит иную политику.
Революция не нужна!


Игорь ЗЛОТНИКОВ, председатель правления общества "Балтийский институт стратегических исследований и инноваций"

Надо понимать, что кризис давно перестал быть только финансовым и экономическим. Это уже кризис системы. А система устроена гораздо сложнее, чем экономика. Власти пытаются финансовый и экономический кризисы локализовать разными способами, но кризис все равно продолжается и расширяется. У меня такое впечатление, что нет рецепта, как кризис преодолеть.
 Одновременно мы наблюдаем очень серьезные кризисные явления в социальном блоке системы. События в Греции, Италии, даже в Германии, Англии… В России — там несколько другая причина, но это тоже одна из форм кризиса социальной структуры общества. Так что в следующем году надо ориентироваться, как мне представляется, на проблемы социальной напряженности. Мне кажется, что в 2011 году будет развиваться именно социальное направление кризиса.


Еще один серьезный, на мой взгляд, аспект рассмотрения кризиса. Уже начались изменения в Лиссабонском договоре, начались разговоры о том, что нужно ввести совершенно другие требования к европейским странам, которые не исполняют требования европейских договоров, или допустить их официальное банкротство. Пока такого механизма нет. Но в этом направлении, по–моему, в 2011 году будут совершаться определенные действия. Законодательство будет изменяться — либо с опережением, чтобы как–то регулировать процессы, либо — оно будет изменяться post factum, после очень серьезных кризисных явлений. А когда все делается в аварийном, в пожарном порядке — это худший вариант.


Значит, прогноз, хотя это дело неблагодарное, — кризис перестанет быть только финансовым и экономическим. Он станет социальным и правовым (кризис легитимности). Конечно, все эти кризисы будут накладываться друг на друга, что усилит кумулятивный эффект.


Я не говорю, что наступит массовое одичание. Это был бы худший вариант. Но мы должны быть готовы к тому, что можем столкнуться с неожиданными формами девиантного, не правового поведения людей. Люди, к сожалению, в кризис очень быстро теряют некоторые человеческие навыки. Об этом надо говорить и это надо серьезно обсуждать. Потому что хуже будет, когда станет страшно выйти на улицу.


Следующий год будет годом новых вызовов, и мы пока не знаем, какие ответы на эти вызовы мы подготовим. Например, в 1991 году была цель — перейти к новому, цивилизованному, западному стилю жизни. Были образцы, прототипы, к чему стремиться, как жить. В новой ситуации прототипов нет. Различные призывы вернуться к советскому стилю — это историческая глупость. Наверное, должно быть несколько уровней анализа этой ситуации. Первый — уровень тех лиц, которые принимают решения. Тех, кто отвечает за будущее Латвии. При этом я не разделяю тут, скажем, "Центр согласия" и "латышские" партии. Все отвечают за эту ситуацию. Социальный мир в Латвии должен стать ценностью для всех здесь живущих и сохраниться при любой ситуации. Все остальное должно уйти на второй план.


Второй — уровень гражданского общества. Людей, которые осознают, что живут в этой стране, осознают, что они существуют в рамках каких–то законов, какой–то человеческой морали. Большинство публики должно проявить внимание к процессам, которые происходят. Даже при всех их различиях: латыши–русские, богатые–бедные… Они должны демонстрировать готовность к социальному миру. Потому, что любые формы агрессии разрушат всю социальную ситуацию и плохо будет всем. Мы сразу придем к хаосу. Хаос очень быстро разрушит все достижения и ничего нового не даст. Революция не нужна. Должна быть очень точная ориентация на социальный мир.


Потому очень важная для нас задача — сработать на опережение. Следует попытаться заранее построить сценарии возможного развития событий. Найти способы канализации агрессии. Это одному человеку не под силу. Это должна делать группа очень заинтересованных людей, которые понимают, что будущего нет потому, что мы его делаем. Тогда, может быть, удастся избежать наиболее неприятного хода событий. О будущем надо думать. Не дожидаясь, пока гром грянет или жареный петух нас куда–то клюнет. Это — проигрышная стратегия.

Автор: Виктор Авотиньш 
http://www.ves.lv/article/155743

Рейтинг: 0 Голосов: 0 95 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

МСОО
Организации