Рубрики
Страны и регионы

от производителя, низкие цены.
istrastroy.net
купить муфта 80
vbkom.ru

Джавад Зариф: Иран останется другом России, ее близким партнером

11 апреля 2016 - Administrator
Джавад Зариф: Иран останется другом России, ее близким партнером

О предстоящем саммите прикаспийских государств в Астане, возвращении Ирана на мировой нефтяной рынок, российско-иранском сотрудничестве рассказал министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф в интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману.


- Данная встреча в Баку проходит в тяжелое время эскалации Нагорно-Карабахского конфликта. Какова позиция Ирана относительно этого и других конфликтов в регионе?


- Считаем, что в нашем регионе не нужно больше конфликтов. Мы все столкнулись с терроризмом и экстремизмом, зародившимся в результате нескольких лет оккупации Ирака со стороны США. Теперь это угроза для всех нас, особенно жителей Центральной Азии и Кавказа. Мы все стоим перед лицом экстремизма, так что нам необходимо мирно улаживать все противоречия с опорой на международное право и устав ООН.


Именно поэтому сразу же после последней вспышки конфликта Иран связался с обеими его сторонами, наш министр обороны связался по телефону со своими коллегами из обеих стран, я позвонил министру иностранных дел Армении и провел двустороннюю встречу с министром иностранных дел Азербайджана. Наш президент также провел телефонный разговор с руководителями обеих стран с призывом положить конец боевым действиям. И теперь мы счастливы видеть режим прекращения огня, окончание военных действий. Надеемся, это станет преддверием серьезных переговоров, нацеленных на разрешение конфликта. В интересах нашего региона сотрудничество между всеми странами. Исходим из того, что между Арменией, нашим соседом, и Азербайджаном, нашим близким другом, должны быть хорошие отношения. Поддерживаем все усилия, направленные на разрешение этой проблемы.


- Население России, Ирана и Азербайджана составляет около 235 миллионов человек – таков размер нашего потребительского рынка. В связи с этим, какую выгоду Иран рассчитывает получить от проекта северо-южного транспортного коридора?


- Он не просто будет полезен для жителей всех трех стран. Северо-южный коридор будет представлять собой, возможно, самый доступный путь из Азии в Европу. Таким образом, европейские страны и Россия будут связаны через Персидский и Оманский заливы, это будет экономически выгодно. Это потребует от всех нас – Ирана, России и Азербайджана – сотрудничества в создании инфраструктуры, снижения таможенных пошлин, чтобы мы могли наращивать товарооборот. Мы готовы к этому, считаю, что это (встреча глав МИД трех стран – прим. ТАСС) было хорошим первым шагом. Дальше эта тема будет обсуждаться на саммите и, возможно, в ходе отраслевых встреч. Вы видели заявление для прессы по итогам переговоров трех министров (Ирана, Азербайджана и РФ – прим. ТАСС). Это хорошая инициатива, начало положено, и я верю в то, что у проекта прекрасные перспективы не только для всех трех стран, но для всего региона и международного сообщества.


- Какие у вас ожидания от следующего саммита пяти прикаспийских государств, который пройдет в Астане, столице Казахстана? Какие вопросы, по вашему мнению, должны быть затронуты на нем в первую очередь?


- Рассчитываем, что мы сможем завершить работу над конвенцией. Считаем, что прикаспийские страны – это особый регион со своей атмосферой, с особой правовой системой. Нам необходимо закончить работу над данным правовым документом, конвенцией по Каспию.


Помимо этого, нам нужно усилить сотрудничество в области защиты окружающей среды. У нас уже есть законодательная база для сотрудничества, в том числе в области природоохраны и рыболовства. Нам также нужно убедиться в том, что Каспий будет оставаться мирной зоной, зоной добрососедства и сотрудничества между странами, имеющими выход к Каспийскому морю. Надеемся, что до саммита в Астане еще пройдут встречи как на экспертном, так и на министерском уровне. Рассчитываем, что такие встречи послужат созданию основы для того, что на саммите в Астане лидеры прикаспийских стран смогут завершить работу над конвенцией.


- Министры иностранных дел Ирана, России и Азербайджана впервые провели встречу в таком формате в Баку. Довольны ли вы итогами переговоров? Можно ли рассматривать эту встречу как часть подготовки к встрече лидеров в таком же формате?


- Да, мы все удовлетворены. Это очень хороший первый шаг, у нас есть согласие практически по всем вопросам. Наше сотрудничество не будет ограничиваться только транспортными и экономическими вопросами, но также будет затрагивать вопросы безопасности, сотрудничества по линии разведок, борьбы с терроризмом и оборотом наркотиков.


Это важные вопросы для всех трех стран, и мы готовы к сотрудничеству по всем этим направлениям. Мы также готовы к секторальным министерским встречам и проведению саммита. Между президентами трех стран уже было достигнуто согласие по поводу проведения саммита. Теперь необходимо обозначить дату его проведения, и тогда, будем надеяться, в ближайшем будущем состоится саммит на высшем уровне. Это будет знаковым моментом и придаст импульс развитию связей, задаст направление для совместной работы различных министерств, организаций и агентств, работающих в тех областях, по которым мы наметили сотрудничество.


- Лидеры Ирана не раз подчеркивали, что партнерство между Ираном и Россией является стратегически важным. Каково ваше мнение о стратегической важности российско-иранского сотрудничества?


- Иран и Россия соседи. А для нашей страны отношения с нашими соседями чрезвычайно важны. У нас с Россией исторически сложившиеся связи, у нас прочное взаимодействие во всех сферах – политика, международные отношения, экономические связи, сотрудничество по линии разведок. И на это же мы рассчитываем в долгосрочной перспективе.

 

 

Считаем, что Россия помогла Ирану в трудные времена. Россия была на нашей стороне, когда международное сообщество, ООН наложили санкции на Иран. Мы этого не забудем. Мы останемся другом России, ее близким партнером. Благодаря нашим связям, нашим общим интересам и принципам, рассчитываем, что в последующие годы наши стратегические отношения будут и дальше укрепляться. Рассчитываем, что наши отношения с любой другой страной в мире никогда не преуменьшат значения отношений с Россией, потому что значимость этого стратегического партнерства для нас крайне высока.


- У Ирана и России общий опыт в борьбе с терроризмом в Сирии. Насколько важен этот опыт? Какие уроки мы могли бы вынести из этого опыта?


- Иран и Россия сильнее вместе, мы действительно можем побороть экстремизм и сдерживать его. Пройдя через множество жертв со стороны сирийского народа, благодаря храбрости вооруженных сил Сирии, мы смогли пресечь наступление “ДАИШ” (запрещенная в РФ террористическая организация “Исламское государство”) и “Джебхат ан-Нусра” (запрещена в РФ). Международному сообществу нужно поучиться, особенно тем странам, которые много говорят о борьбе с экстремизмом и терроризмом, нужно поучиться, как быть вовлеченными в эту борьбу, воспринимать ее всерьез, им нужно действовать, вместо того чтобы лишь принимать политические решения. Думаю, из этого можно вынести много полезных уроков, но самый главный – это то, что экстремизм и терроризм можно сдерживать и побеждать.


При этом мы выступаем за многосторонний подход. Военное вмешательство – это только один аспект. Россия и Иран будут вместе работать над борьбой с экстремизмом в культурной сфере. Нам нужно расширить взаимодействие до диалога между религиями, чтобы мы могли пропагандировать сдержанность в противовес экстремистским взглядам. Это важные идеи, важные ценности и обеспокоенности, которые мы разделяем, это общие вызовы для нас, для России, для Азербайджана, других стран Центральной Азии и Кавказа, которые сталкиваются с этой угрозой.


Мы верим, что ислам – это религия мира, что экстремисты и террористы не имеют с ним ничего общего. Вместе мы можем популяризировать такое его видение и понимание, которое сдерживало бы экстремизм и укрепляло толерантность и сдержанность.


- Партнерство России и Ирана в том, что касается политики, сейчас находится на очень высоком уровне. К сожалению, существует множество проблем в вопросах торговли. Какие шаги нужно предпринять на политическом и дипломатическом уровне, чтобы укрепить торговое сотрудничество между нашими странами?


- Мы уже предприняли некоторые шаги. В этом вопросе есть ряд затруднений, но мы эти затруднения стараемся преодолеть. Одно из них – банковская отрасль. Из-за санкций на банковские отношения между Ираном и другими странами были наложены ограничения. Конечно, санкции уже были сняты, но снятие санкций в двусторонних отношениях занимает несколько больше времени.


Мы достигли договоренностей по упрощению таможенного режима, помимо этого, у нас есть согласие по вопросу упрощения визового режима для представителей делового сообщества и для туристов, чтобы им было проще ездить из одной страны в другую. Мы также обсудили с российской стороной вопрос снижения тарифов и другие препятствия для торговли. Так что у нас есть прогресс. У нас есть успехи в том, что касается рыбопродуктов, некоторых сельскохозяйственных продуктов, но мы стремимся к большему.


Мы достигли углубления сотрудничества Ирана и России в области обороны, мирного атома, строительства железных дорог, кредитования и по другим направлениям. У нас хороший прогресс, но потенциал двустороннего сотрудничества значительно больше. Наши страны важны друг для друга, и у нас еще есть направления, по которым нужно поработать. Думаю, что, как вы отметили, руководство наших двух стран серьезно нацелено на сотрудничество и при должных усилиях мы можем углубить и расширить наше взаимодействие.


- У наших стран огромные природные богатства. После снятия санкций Иран постепенно возвращается на мировой нефтяной рынок. В этой области мы больше конкуренты или партнеры?


- Мы всегда остаемся партнерами. Конкуренция на нефтяном рынке – это данность. Но иранскую долю на европейском рынке забрали американцы. И теперь, когда Иран вернулся, мы рассчитываем, что остальные производители сделают выводы. И Россия, по моему мнению, уже показала, что признает те особые условия, в которых находится Иран после снятия санкций. Надеюсь, что все страны - экспортеры нефти, входящие или не входящие в ОПЕК, также признают этот факт и будут с этим считаться.


- Как Россия, так и Иран обладают огромным туристическим потенциалом. К сожалению, очень немного туристов приезжают из одной страны в другую. Что мы можем сделать с обеих сторон, чтобы открыть наши страны для туристов?


- Мы обсуждали этот вопрос. Одним из факторов, влияющих на привлечение туристов, является визовый вопрос. Мы сейчас стараемся заниматься этим вопросом, это обсуждалось на нашей встрече с (министром иностранных дел России) Сергеем Лавровым. Мы уже предпринимаем колоссальные шаги к упрощению визового режима, но нам нужно имплементировать эти меры. Кроме того, нам нужно привлекать туристов, развивать как двустороний туризм между Россией и Ираном, так и многосторонний между Ираном, Россией и третьими странами, которые иранцы могли бы посетить заодно с Россией и, наоборот, с посещением которых российские туристы могли бы совместить поездку в Иран.


- Можно ли, по вашему мнению, сказать, что сотрудничество России и Ирана – это фактор, влияющий на ситуацию как в регионе, так и во всем мире? В чем проявляется это влияние?


- Полагаю, Иран и Россия серьезно относились к борьбе с экстремизмом и терроризмом, и это помогло международному сообществу.


Иран и Россия работали сообща, в очень тесном контакте над достижением ядерного соглашения, и, как все признали, это было значительным достижением. Россия сыграла решающую роль в достижении этого ядерного соглашения, и мы ценим роль, которую (глава МИД РФ) Сергей Лавров и все российское правительство сыграли в этом процессе. Так что Иран и Россия, объединив усилия, могут быть силой, ведущей мир к процветанию, силой, позволяющей нам бороться с общими вызовами.

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 829 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

МСОО
Организации