Рубрики
Страны и регионы

Русский язык, как визитная карточка

11 ноября 2015 - Administrator
Русский язык, как визитная карточка

Когда десять лет назад в Риге, в Балтийской международной академии, решили открыть профессиональную бакалаврскую программу по подготовке переводчиков, рассчитывали в основном на выпускников школ с русским языком обучения. Но возможность освоить наравне с английским и русский язык на высоком уровне привлекла молодых людей из латышских школ и граждан других стран. Сегодня на русском отделении в БМА, при которой открыт и Русский центр, учатся латыши, белорусы, украинцы, чехи, сербы, корейцы и даже россияне.


Директор вузовской программы "Письменный и устный перевод" доктор филологии Эмма Архангельская и её коллега доктор педагогики Лариса Игнатьева — ведущие в Латвии специалисты по преподаванию русского языка как иностранного, авторы многочисленных учебников и пособий для студентов и школьников. По твёрдому убеждению авторов программы, главная их задача — показать ценность владения литературным русским языком.


— Переводчиков сегодня в Латвии готовят и другие вузы. В чём особенность именно вашей методики? — интересуюсь я у моих собеседниц.


— Мы принимаем на обучение студентов с тремя рабочими языками перевода — английским, латышским и русским. В первую очередь мы рассчитывали на выпускников русских школ, которые хотят получить высшее образование на родном языке. Наша программа обучения привлекла и рационально думающих выпускников латышских школ, многие из которых были выходцами из смешанных семей. Да, русским они уже владели, а к нам пришли, чтобы освоить трёхъязычный профессиональный перевод. Потому что владение иностранным и даже родным языком — это одно дело, а профессионально отточенный язык перевода — совсем другое. Хотя в начале обучения они не всегда понимают, зачем мы так много внимания уделяем русскому языку, просят дать больше английского, — рассказывает Эмма Архангельская.


— Наблюдая за современными молодыми людьми, за них можно порадоваться, — дополняет свою коллегу Лариса Игнатьева. — В отличие от нас, они в свои девятнадцать-двадцать лет свободно владеют тремя языками, а некоторые знают и по четыре-пять языков! В разговоре они легко переходят с русского на английский или на латышский, немецкий. Но, к сожалению, это всё на повседневном, разговорном уровне. Речь свою молодые люди особо не контролируют, изъясняются на упрощённом языке, нередко допуская речевые ошибки и небрежности. Меня поняли — и хорошо!


Сегодня в нашем обществе, к сожалению, утрачены ценности владения литературным русским языком. В наших нынешних латвийских условиях, даже учась в школе с русским языком обучения, но по билингвальной модели, владение русским языком всё же ограниченно. Этих знаний недостаточно, чтобы письменно переводить с иностранного языка на родной, в нашем случае — на русский язык.


— Переводчик с английского или латышского должен в совершенстве владеть русским языком? — уточняю.


— Вопрос номер один! Причём владеть не просто хорошим литературным языком, но и разными функциональными стилями, — уверяет профессор Архангельская. — А ребята из русскоязычных семей, которые к нам приходят, владеют в лучшем случае хорошей разговорной речью.


Но это лишь периферийный слой литературного языка, а книжные и письменные стили у них очень ограниченны. Перевод же предполагает именно письменные формы, это и документы, и разного рода статьи, и научные публикации. При разработке учебной программы мы исходили из того, что параллельно с иностранным языком надо совершенствовать родной язык. И у нас создана единственная в своём роде программа, в которой такое большое внимание уделяется родному языку, начиная с системы языка и кончая редактированием.


— Ваши студенты не спрашивают: "А зачем мне эти грамматические и стилистические тонкости, если я и так свободно говорю по-русски?"


— Очень часто! — с улыбкой признаёт директор программы. — Но только в первые дни первого семестра. У нас есть такой предмет — введение в специальность. Две-три встречи, минимальное задание по переводу элементарного текста и в аудитории стоит хохот! Студенты сами слышат, что и как они перевели. Всё — прививка сделана. На втором курсе таких вопросов уже никто не задаёт. На нашу молодёжь большое влияние оказывает общение с ребятами, которые по обмену поучились за границей. Пожив полгода-год в другой стране, они потом входят к нам в аудиторию, сидят и, можно сказать, с наслаждением слушают красивый русский язык. Они соскучились. И нам — радость: они, наконец, поняли ценность литературного русского языка, который сейчас в Латвии, увы, уже становится редкостью.


Мы говорим своим студентам из русских групп, что владение родным языком, особенно для переводчика, — это его визитная карточка. Уровень профессионализма определяется даже не по тому, как вы говорите по-английски — небольшие огрехи на иностранном языке вам простят, — а именно по степени владения русским языком. Это свидетельство вашей квалификации. Если вы умеете говорить на сочном, красивом литературном русском языке, значит и другие языки вы изучаете, держа высоко планку. И когда уже на четвёртом курсе мы читаем переводы, сделанные нашими студентами, слышим, как они говорят, видим, как они квалифицируют и грамотно исправляют ошибки, как редактируют тексты, то у меня как директора, образно говоря, за спиной вырастают крылышки. Не зря мы столько бились, раскрывая им все тонкости и тайны русского языка!


— Но тот же русский язык невозможно изучать в отрыве от русской литературы и русской культуры?


— Конечно, и мы стараемся открывать своим студентам язык через Русский мир и русскую культуру. Но есть сложности. Мы должны сохранять определённый параллелизм в изучении языков. Изучая латышский язык, мы осваиваем курс латышской истории и культуры, так же как и с русской культурой.


Но такой объём знаний, какой давали советская школа или вуз, мы дать не можем, об этом не стоит мечтать. Изменилась концепция образования. В наше время студенты иняза занимались пять рабочих дней с девяти утра до шестнадцати часов. А теперь? Не более двадцати часов в неделю, а это десять занятий по девяносто минут. В день — две-три пары максимум, и студенты уходят. Таковы требования ЕС. В этих условиях мы сохранили курс межкультурной коммуникации, в рамках которого даём русскую культуру во взаимодействии с другими культурами. Остальное студентам приходится добирать самим, у кого такое желание появится.


— Какая мотивация у латышских студентов и иностранцев — зачем им нужен русский язык?


— Причины очень разные. У нас гибкая программа обучения. Есть трёхъязычный модуль, а есть и двуязычный — англо-русский и англо-латышский. Эти два как раз более всего и привлекают учащихся из латышских школ и иностранных студентов.


Из России у нас учатся девушки из семей бывших депортированных латышей, осевших в России. В Латвии у них остались родственники, возможно, родители хотят, чтобы их дети вспомнили свои корни и освоили латышский язык на базе русского языка. Молодёжь с Украины, из Белоруссии и среднеазиатских республик привлекает возможность получить диплом европейского вуза, при этом живя в комфортной для них русскоязычной среде.


Наши латышские студенты идут к нам в том числе и для того, чтобы сохранить русский язык. Между прочим, латыши потом, как правило, очень хорошо устраиваются. Причём те, которые поступали к нам, сомневаясь, так ли уж им будет нужен русский язык в жизни.


Вот, например, две наши выпускницы — Илва и Мадара, они приехали из латвийской глубинки, где русского языка они не слышали, а как второй иностранный изучали немецкий язык. Но у нас они учили русский, ходили на лекции и семинары, слушали, записывали, запоминали. А в результате обе работают менеджерами за границей в туристических компаниях. И именно за знание русского языка вкупе с латышским считаются очень ценными сотрудницами.


Другая девочка в Италии работает русским переводчиком. А в Испании недавно наша латышская выпускница была вызвана в больницу, где оперировали русского пациента. Её попросили переводить на русский с испанского, который она совершенствовала, обучаясь по программе "Эразмус". Девочка страшно переволновалась — она у нас училась на англо-латышском модуле, но справилась, помогло общение с сокурсниками! — рассказывает Лариса Игнатьева.


— Как показывает статистика, около 30–35 процентов наших выпускников устраиваются на работу переводчиками, — добавляет к её рассказу Эмма Архангельская. — И это неплохой показатель. Мы в статистику укладываемся, а дальше начинается жизнь, и многие работают в своих сферах, используя знание языков. В Латвии профессия переводчика очень востребована, квалифицированных переводчиков не хватает. Наших студентов охотно берут на судебные заседания, для них это прекрасная практика устного синхронного перевода. Но в нашей стране оплата услуг переводчика крайне низка, поэтому и желающих не так много. Работают наши выпускники в Брюсселе и в Страсбурге в евросоюзовских структурах, там необходимо знание нескольких языков, в том числе и русского.


— Под вашим руководством в Латвии проходят научные конференции для лингвистов, преподавателей русского языка и литературы. Во что воплотились за эти годы ваши исследования и наработки?


— Наша работа — учебники и методические пособия по русскому языку для латышских школ, — Архангельская раскладывает на столе подборку красочных учебных изданий. — Сейчас готовим их к очередному переизданию, учебники очень востребованы. В Латвии большой популярностью пользуется наш учебный комплекс по русскому языку как иностранному — "Просто по-русски" для шестых, седьмых, восьмых классов (учебник для девятого класса уже в типографии). Отдельная тема — видеокурс "Почему это произошло" — по межкультурному общению бизнесменов, имеющих деловых партнёров в России. Инициатор этого проекта — наш коллега из Австрии профессор А. Бердичевский. Со своей стороны мы дополнили его методическую концепцию живым материалом. Как утверждает автор идеи, 35 процентов деловых переговоров не заканчиваются заключением контрактов, 50 процентов международных коллективов распадаются по одной причине — мешают межкультурные барьеры в общении. То есть не столько языковое, сколько непонимание друг друга как представителей разных культур. Это пособие можно использовать на различных курсах русского языка для бизнесменов, а также в вузах на занятиях по русскому языку делового общения и на уроках в старших классах школ и гимназий.


Алла Березовская, Русский мир

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

МСОО
Организации