Рубрики
Страны и регионы

Русский след в Тоскане

5 апреля 2016 - Administrator
Русский след в Тоскане

Русская Флоренция, как это ни странно, существует не только в историческом прошлом. Это происходит благодаря людям, которые стараются помочь соотечественникам сохранить память о России в Италии. О русских и современной русской культуре в Тоскане рассказывает президент Ассоциации российских соотечественников во Флоренции Валерия Сергеева.


‒ Валерия, как Вы оказались в Италии?


‒ История банальная – познакомилась с итальянцем и вышла замуж. В начале 1990-х муж как волонтёр участвовал в благотворительном проекте гуманитарной помощи больницы им. К. А. Раухфуса (Санкт-Петербург), а я была организатором с российской стороны. Мы несколько лет ездили друг к другу, я продолжала вести различные русско-итальянские проекты как менеджер. А потом ударил российский кризис 90-х, мой муж, дизайнер, получил очень хорошее предложение работы во Флоренции, и я переехала в Италию.


Как и Питер, Флоренция – город культурный, но он гораздо меньше моего родного города, живёт более медленным ритмом. Мне, как и всем, пришлось пройти сложный период адаптации и найти своё место.


Флорентийцы – особая "нация", их расположение надо завоевывать годами. Русских на момент моего переезда здесь было очень мало. Как и во многих других странах, круг русской диаспоры сосредоточился вокруг православной церкви. Её интеллектуальный центр — это отец Георгий с матушкой Ниной, а также Анна Воронцова, потомок Пушкиных, которая в это время была старостой при русской церкви.


‒ Одна из серьёзных проблем эмиграции – то, что человек оказывается вне привычного культурного и социального круга.


‒ Конечно, хотя бы потому, что поначалу сложно изложить свои мысли на другом языке на желаемом уровне. Я лично не могу пожаловаться. Постепенно, благодаря совместным русско-итальянским проектам, у меня появился свой круг общения.


В 2005 году мы открыли компанию "Фонтанка", чтобы проводить крупные культурные мероприятия. Например, в течение пяти лет вели проект "Русские во Флоренции", посвящённый династии Демидовых.


На знаменитой "Вилла Демидофф" в пригороде Флоренции собирались историки, искусствоведы и филологи из разных областей Италии. Эта вилла, наряду с другими архитектурными памятниками Флоренции, является бесспорным русским культурным наследием в Италии. Демидовы финансировали в Италии школы, госпитали, приюты и, конечно, покровительствовали искусству. Затем в 2009 году мы открыли Центр русского языка и культуры во Флоренции. Год назад наша ассоциация поменяла статус "культурной" на "социальную". Опуская многочисленные бюрократические детали, скажу лишь, что этот статус даёт нам полное право преподавания, ‒ в частности, русского языка.


− Флоренция ‒ не Рим и не Милан, русская община здесь невелика... Ваша русская школа была первой?


‒ Да, в Тоскане ничего подобного раньше не было. Существует лишь Культурное общество Италия ‒ Россия, при котором действуют платные курсы русского для иностранцев. Сейчас русский язык как иностранный в моде. Чтобы получить собственное помещение, нам пришлось пройти почти через все круги ада, прямо как у Данте. Очень сложно найти место, которое соответствовало бы стандартам работы с маленькими детьми. Впоследствии стало возможным снять помещение у одной из флорентийских школ напрямую, с согласия мэрии города. Представьте, когда мы начинали, у нас было 20 детей в одной-единственной комнате! Дети были условно разделены по возрасту, а учителя работали бесплатно.


− Как Вы поняли, что есть запрос, необходимость в том, чтобы организовать русскую школу?


− Ко мне обратилась преподаватель Флорентийского университета Ирина Владимировна Двизова. Несколько её русских учениц очень хотели поддерживать русский язык у своих детей. Выпускницы университета имели филологическую базу, но не знали, как организовать обучающий процесс. Координатором и соучредителем центра стала одна из учениц И.В.Двизовой — Анна Александрова. Можно сказать, что во многом именно благодаря ей наша школа не только существует, но и становится всё более популярной.


Последние годы русская диаспора меняется. Здесь есть и состоятельные люди, которые приезжают на время пожить, и те, которые приезжают работать по контрактам. Многие мамы наших учеников – гиды. Итальянские папы детей безумно гордятся, что их дети говорят по-русски. Кстати, у нас школе также есть курсы русского языка для пап-итальянцев.


Есть и другой "срез" ‒ это девушки, которые очень рано вышли замуж за итальянцев и приехали в страну, не успев культурно сформироваться. Они усваивают базовые семейные ценности, но культурные основы подчас остаются на втором плане – некогда ходить по музеям, когда у тебя подрастают малыши. И тем не менее, многие родители приезжают к нам даже из других городов — это их огромная заслуга!


‒ Почему так важно обучать русскому детей, которые всё равно слышат русский дома?


‒ В том-то и дело, что не так часто слышат! У большинства русских женщин не только мужья, но и вся среда вокруг итальянская. Поэтому сложно убедить ребёнка в ценности русского языка, в том, что надо его по-настоящему учить, читать книги... Нашей главной задачей как раз было обучение русскому языку как домашнему ‒ тому, чего многие из наших учеников оказались лишены дома. Кроме того, многие дети, родившиеся в Италии, не всегда ездят в Россию. Мы обеспечиваем им тот культурный бэкграунд, который они пропускают, вырастая в Италии. Это не только базовая русская грамматика, но и русские культурные традиции, обычаи, и главное – непосредственное общение. Поэтому творческий центр ‒ это оптимальная возможность социализации.


‒ Как развивалась школа дальше?


‒ Про нас стал распространяться слух. Далее через друзей и знакомых мы нашли помещение с 5 комнатами, и количество детишек увеличилось, но оставалась проблема – было мало педагогов. Интересное противоречие: русских в городе стало намного больше, но при этом профессиональных филологов или учителей среди них — единицы. К тому же у нас фактически полуволонтёрская организация и средства очень малы.


Далее, возникла проблема литературы ‒ если сначала ничего нельзя было скачать из Интернета, то теперь выбор большой, но по тематике многое не подходит. Мы ездим на семинары, конференции, закупаем российские учебники, но часто сталкиваемся с тем, что для наших детишек они не совсем пригодны. Пример: как "перевести" итальянским детям про слякоть осенью и снегопады зимой, когда они снег видели, может быть, пару раз, и то в горах?


Сейчас у нас учится около 90 детей, постоянно работает 10 групп. В основном, дети приходят в субботу. Причём русский по важности у многих стоит на последнем месте среди дополнительных занятий, после футбола, танцев, гимнастики, музыки, так как мы являемся творческим центром дополнительного образования.


Мы не ставим целью на сегодняшний момент организовать школу со строгими требованиями ‒ на это нет спроса. Есть потребность в социальной комфортной среде с обучающими элементами. Например, сейчас у нас появились уроки народного творчества ‒ мы не просто рисуем, лепим, но и и знакомим детей с русским народным творчеством. Недавно мы начали курс, где рассказывают, как возникли хохлома и гжель. Нам приятно узнавать, что иногда детям у нас нравится больше, чем в итальянской школе, и они рады прийти к нам на занятия.


‒ Мы часто говорим про "русский след" во Флоренции...


‒ Да, он есть, и очень существенный. Кстати, во Флоренции на старинном лютеранском кладбище Аллори похоронены многие русские дворяне. Из-за того что кладбище частное, места должны регулярно оплачиваться. Но многих потомков уже давно нет, поэтому придёт время, когда все эти останки из неоплаченных могил будут перезахоронены в одной братской могиле. В настоящее время специалист по Демидовым русистка Лючия Тонини заканчивает книгу об истории русских кладбищ. Ситуация с русскими захоронениями во всей Италии примерно одинаковая, и мы пытаемся привлечь внимание российского правительства к судьбе этих могил.


Мы уже упомянули Демидовых, после которых осталась вилла с парком и которые подарили православной церкви иконостас. Здесь когда-то была балетная школа, где преподавали балерины Мариинского театра. Ещё во Флоренции оставил "след" Достоевский, написавший здесь роман "Идиот": мемориальная доска на доме, в котором жил писатель, находится недалеко от площади Питти. Во Флоренции живёт сын Тарковского. Мэрия подарила ему квартиру, в которой жил его великий отец. И, конечно, Чайковский, который обожал наш город. Он писал здесь много, но, пожалуй, самым ярким произведением является опера "Пиковая дама".


В 2011 году мы занимались проектом "Русские во Флоренции. Один день с Чайковским", в рамках которого проводились концерты, в знаменитой библиотеке Облате проводились чтения отрывков из пушкинской "Пиковой дамы" и литературоведческие лекции. Основываясь на переписке композитора, мы создали и провели экскурсию по местам, где гулял сам Петр Ильич.


‒ Знаменитое "Воспоминание о Флоренции" Чайковский написал уже после посещения Италии?


‒ Конечно. Но в самой Флоренции он сочинил "Орлеанскую деву" и "Пиковую даму". Надежда фон Мекк снимала виллу для Чайковского в трёхстах метрах от своей виллы Кора, на Флорентийских холмах. На этой вилле Чайковский и написал "Орлеанскую деву". Когда отношения с фон Мекк расстроились, Петр Ильич продолжал ездить во Флоренцию, где снимал апартаменты на берегу реки Арно. Там он за 40 дней закончил "Пиковую Даму".


В письмах друзьям он подробно описывает свое времяпрепровождение в Италии. В отличие от наших представлений о богемной жизни музыкантов, день композитора был жёстко расписан. Он работал на заказ, его поджимали сроки. Тот дом, где когда-то была маленькая гостиница, где жил Чайковский, никакой табличкой не отмечен. Эта память нужна всем ‒ и русским, и итальянцам, которые высоко ценят нашу культуру, и, конечно, нашим детям, которые, надеюсь, будут гордиться тем, что имеют отношение к великой русской культуре. И эта табличка может оказаться ещё одним маленьким шагом на пути к этому, ещё одним реальным "следом" в русской истории.


Анна Генова, Русский мир

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 669 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

МСОО
Организации